«И вместе с Польшей плачу и молчу…» или «Полонез Огинского»

14p

Памяти моего брата Владимира Александровича Хлебянкина(09.07.1948-19.12.2013)

Калининград — Кёнигсберг или… Королевец?

Для меня Польша связана с именами Пушкина и Мицкевича, Юлиуша Словацкого, Элизы Ожешко и Генрика Сенкевича («Камо грядёши»), Сергея Клычкова (по бабушке — полячке — Сечинского) и Марины Цветаевой, Станислава Лесневского и Нины Красновой, моего деда Алексея Емельяновича Хлебянкина, служившего в царских войсках в Белостоке в 1906-м году… И с именами моих верных подруг с польскими корнями: замечательного фотохудожника Ольги Вячеславовны Дроздовой (Межецкой) и талантливой смоленской писательницы и поэтессы Виктории Викторовны Ионовой, предки которой (Залесские и Стафиевские) были высланы из Польши на Урал после восстания Костюшко… В годы отрочества и юности я прониклась любовью к Польше, слушая полонез «Прощание с родиной» Михаила Огинского (памятник которому стоит в Молодечно, где служил в армии мой брат старший сержант Владимир и где он познакомился с учащейся музыкального училища имени Огинского, своей будущей женой Галиной…). В эти же 1960-е годы на экранах страны шли замечательные польские фильмы «Ставка больше, чем жизнь» (в главной роли наш любимец Станислав Микульский) и «Четыре танкиста и собака» — культовый сериал по книге Януша Пшимановского ( в котором играли Януш Гайос, Франтишек Печка, Пола Ракса, Роман Вильгельми, Влодзимеж Пресс ) и песню из которого я помню до сих пор со словами: «… Накарми ми пса…»…Весной 1945-го под Гданьском погиб главный герой этого сериала командир танка Ольгерд Ярош (а на самом деле его прообраз А.С.Деминов) … На территории Польши среди 600 тысяч могил советских воинов более 60 захоронений моих земляков — талдомчан, погибших там в годы Великой Отечественной войны, среди них уроженец деревни Дубровки Федор Иванович Кулагин, прошедший две войны, и дядя моей подруги Сергей Дмитриевич Симачев, в 19 лет сложивший голову где-то под Гданьском… Там же покоится и рядовой 685 соединенного полка Евгений Владимирович Жданов из Талдома, погибший в бою 14 марта 1945 года…

Я ощущаю дыхание Польши…Гуляя в Москве, по Тверскому бульвару, на одном из домов рядом с которым, в Глинищевском переулке, установлен горельеф польского скульптора Мильтергера двум великим поэтам с надписями – взаимными посвящениями: «Он говорил о временах грядущих, // Когда народы, распри позабыв, // В великую семью соединятся…» — А.С.Пушкин и по-польски: «Знали друг друга недолго, но много. Через несколько дней они уже друзья…» — Адам Мицкевич. Или у входа в Троице-Сергиеву Лавру, где стоят чугунные плиты с описанием подвига монахов и мирян, оборонявших её в 1608 — 1610 годах от польско-литовских захватчиков… Совершая экскурсии по Полоцку (полоцкий — польский?! – от «поле»), где всё дышит Симеоном Полоцким… Или перечитывая историю родного края (священника Льва Крылова), опустошение которого в начале ХУП века также связано с польско-литовским нашествием… А также листая «Варшавский дневник» Юрия Нагибина или «Варшавские этюды» Владимира Солоухина…

Я ощущаю дыхание Польши… Наслаждаясь «Польской мазуркой» Шопена, его фантазией — экспромтом или революционным этюдом и песнями в исполнении Анны Герман («Светит незнакомая звезда…») и Эдиты Пьехи с неподражаемым польским акцентом и нежным звучанием… Вспоминая эпоху телепередачи «Кабачок 13 стульев» с обаятельной пани Терезой (Зоей Зелинской), пани Моникой, паном профессором, юмористические герои которой пришли к нам из Польши не без влияния журнала «Шпильки»…

Воротами в Польшу для нашей группы, следовавшей на 17-е международные литературно-образовательные чтения «Образ русской женщины в современной литературе и искусстве» в Гданьск — Сопот, стал старинный прусский город Кёнигсберг, что в переводе с немецкого значит «королевская гора». Ныне это — Калининград, в русских летописях именовавшийся как «Королевец» (от однокорневого слова «король»). Уж не об этом ли короле пела Пугачёва в знаменитом шлягере: «Всё могут короли…»? После освобождения города 9 апреля 1945 его переименовали в честь М.И. Калинина в Калининград тем же летом…

Так получилось, что многие талдомчане воевали на Северо-Западном фронте (географические соображения определяли туда призывников и движение воинских составов) и штурмовали город, за что получили медали «За взятие Кёнигсберга». О некоторых из них написано в книге «Прикрыли сердцем Родину свою» (Талдом, 2000). В память о погибших — мемориал 1 200-м гвардейцам – советским воинам, среди них и однополчане моего отца, воины 11-й гвардейской СА, 18-й гвардейской Инстербургской Краснознамённой ордена Суворова мотострелковой дивизии, 58-го гвардейского стрелкового полка. Напоминает об этом и мемориальная доска у входа на Южный вокзал Калининграда «…первыми с боем ворвались в здание вокзала воины 169-го гв. сп под командованием Героя Советского Союза гвардии подполковника Иванникова А.М.» Здесь нас, рядом с фонтаном и часовней Смоленской иконы Божьей Матери, встретили гостеприимные хозяева… На двух микроавтобусах мы тронулись в путь от площади Калинина по Ленинскому проспекту к библиотеке № 4 на пересечении проспекта Мира и улицы космонавта Леонова, оставив слева по курсу знаменитые Бранденбургские ворота, а справа — Крестовоздвиженский собор, который в начале ХХ века был лютеранской кирхой, а с середины 1980-х – православный храм. Полюбовались мы издали и островом Канта (а впоследствии посетили могилу великого философа и немецкий кафедральный собор, где ныне – музей и концертный зал с органами). На ходу сверив часы по огромному циферблату на стене собора, слева мы могли рассмотреть Фридрихсбургские ворота, когда-то ведущие к форту, вдохновившему Петра Первого на активное строительство русских фортов. За ними притаился на набережной Петра Великого открытый в 1990-м году Музей Мирового океана, обозначенный заметной издали рубкой подводной лодки и красно-белыми морскими минами. Недаром Калининград – самый мощный и древний морской и рыбный порт в сердце Балтики.

Но вот наконец и наша библиотека. Всего в МАУК «Калининградская централизованная библиотечная система», созданной в 1979 году во главе с центральной городской библиотекой А.П.Чехова, 21 библиотека, многие из них носят имена знаменитых писателей и поэтов: Пушкина, Герцена, Горького… и даже Г.-Х.Андерсена и С.В.Михалкова! Впрочем, и на карте города есть улицы с именами Радищева, Шевченко, Островского, Гайдара, известных полководцев и героев от Дмитрия Донского до Юрия Гагарина… Недаром здесь родился сказочник Э.Гофман и с 1910 года стоит памятник поэту и драматургу Ф.Шиллеру, известному кёнингсбергцам спектаклем «Вильгельм Телль»… После знакомства с уютными залами и хранилищами библиотеки мы сфотографировались на память с весёлым котом из бумажной макулатуры, отведали вкусные пироги на фуршете… С интересом осмотрели выставку молодой экспрессивной художницы Виктории Шворень, очаровавшей неповторимыми пейзажами в разные времена года с «мыслями цветов» и горизонтами родных улиц с помощью различных техник и материалов… Затем в рамках международного литературного транзита «Москва-Калининград — Гданьск. Традиции и имена», посвящённого Году Культуры, состоялась встреча деятелей литературы и искусства с читателями на тему «Диалоги о женщине» под патронажем Лолы Звонаревой и не менее именитых калининградцев — культуролога Нины Перетяки, писателей Олега Глушкина, Раисы Минаковой, Бориса Бартфельда. Из выступлений мы узнали об их творчестве и о том, что в Калининграде бывали многие знаменитости: Карамзин, Тютчев, Гумилев, Маяковский, Есенин, Данилайтис (основатель литовской литературы), Бродский, Солженицын, Евтушенко и другие… Зрителей порадовал пением фольклорный семейный ансамбль «Алёнушка» Астровых — Улыбышевых, исполнивший под аккомпанемент пианино и народных инструментов любимые русские песни.

Именитые гости подарили сотрудникам библиотеки книги, буклеты, журналы, газеты (Владислав Бахревский, Андрей Галамага, Игорь Дуэль, Игорь Елисеев, Григорий Певцов, Евгений Потупов, Андрей Расторгуев, Сергей Телюк, Вероника Алеева — Матяж, Марина Карпова, Елена Петрова — Ройгно (Норвегия), Любовь Спицына, Любовь Юкина, Сергей Борисов).
Автор этих строк подметила, что родилась она в год, когда Калининград отмечал 700-летие, а многие её земляки — талдомчане освобождали город в 1945 и похоронены тут и в окрестностях… Передала поклон от родной земли, известной именами М.Е. Салтыкова-Щедрина, С.А. Клычкова, В.Н. Ажаева, книги которых стоят здесь на книжных полках. Пригласила в гости на «Журавлиную родину» и на фестиваль Журавля в начале осени…

В кулуарах встречи доцент Вячеслав Шахов дарил всем желающим научные альманахи «Проблемы межрегиональных связей» №№ 6 и 7 (Москва – Санкт-Петербург — Калининград – Клайпеда, 2009, 2013 гг.).
С грустью покидали мы гостеприимный янтарный Калининград, отметив на пути новый недавно открытый памятник погибшим в Первую мировую войну… Провожал нас и добавлял оптимизма бодрый плакат-реклама: «В Польшу — за сказкой»… А нам показалось, что мы уже попали в добрую старую сказку…

Балтийское Труимясто: Гданьск – Сопот – Гдыня

Накануне поездки в Польшу в Талдоме 2-го августа проходил День города. И там, на книжном развале у библиотеки, рядом с памятником Сергею Клычкову, как благословение и напутствие в дальнюю дорогу, я отыскала три книги: одну — с автографом Николая Банникова – известного литературоведа, составителя сборников «Три века русской поэзии» и двух клычковских сборников «Стихотворения», «В гостях у журавлей» (М., 1985); польского педагога Януша Корчака «Король Матиуш Первый… Педагогические повести» (М.: Правда, 1989) и белорусского писателя Ивана Колоса «За час до рассвета» (М.: «Детская литература», 1979)- приключенческая повесть, рассказывающая о работе советских разведчиков по освобождению Беларуси и Варшавы в годы Великой Отечественной войны…

Интересно, а Сергей Антонович Клычков (по бабушке-польке Сечинский) мог бывать в Польше? В воспоминаниях брата поэта Алексея Антоновича Сечинского упоминается, что «проездом через Австро-Венгрию в Италию Сергей был задержан и попал в крепость по причине сходства с одним человеком, разыскиваемым полицией»… Это было в начале 1908 года… Если мы посмотрим на карту Европы, то подметим, что оптимальный маршрут такого путешествия непременно должен пролегать через Польшу, скорее всего, через Варшаву… Так путешествовали многие, среди них знакомые поэта — Анна Ахматова (весной 1912-го), Осип Мандельштам (в декабре 1914-го), который родился в Польше, как и наш земляк писатель Пётр Владимирович Слётов (3.5.1897- 9.8.1981) (Влоцлавск – Вербилки). Из биографии в библиографическом указателе литературы П.Слётова, составленном Бальтазаром Байсаровичем (Ополе, 1977) можно узнать, что будущий писатель провёл детские и юношеские годы среди сверстников-поляков, и, как пишет он «перелом от до — коперниковского сознания… к признанию себя лишь ничтожной частицей вселенной пришёл… именно на родине Коперника, но её пришлось покинуть…». Впоследствие на польский язык была переведена книга П.Слётова «Мастерство» (Рене Сливовски, Варшава, 1980) и пьеса «Смертельная игра» (Б.Байсарович, 1976), действие которой происходит в оккупированной фашистами Польше…
Наконец наш автобус благополучно пересекает границу с Польшей, где на таможне мы наблюдали гнездо с ласточками (на счастье!)… Не прошло и трёх часов, как мы попали на север страны, в знаменитое «Трёхградье» — «Труимясто» — по-польски, которое образуют города Гданьск, Сопот и Гдыня, фактически слившиеся в один, с населением около миллиона. Самый знаменитый – конечно, Гданьск, — крупнейший порт на Балтийском море, что и обусловило развитие здесь судостроения и судоремонта, а ещё — нефтехимической промышленности с известным концерном «Лотос», горюче-смазочные материалы которого смогли уже проникнуть в Россию… Поселились мы в Сопоте, в студенческом общежитии Гданьского университета на улице Битвы под Пловцами, которая произошла между войсками Королевства Польского и крестоносцами Тевтонского ордена 27 сентября 1331-го года…

В первый день 7 августа чтения торжественно открылись в Российском центре науки и культуры Гданьска приветственными словами директора этого центра Елены Волгиной, заместителя руководителя представительства Россотрудничества в Польше Андрея Потёмкина, директора института восточнославянской филологии Гданьского университета Моники Жечицка и Лолы Звонарёвой. Прозвучали доклады ведущих специалистов, профессоров, докторов и кандидатов наук Иоанны Мяновской (Быгдош, Польша, университет им. Казимира Великого), Учгюль Севинч (Кайсери, Турция, Эрджиесский университет), Людмилы Ромащенко (Украина, Черкасский университет имени Богдана Хмельницкого), Любови Спицыной (Москва, Институт государственного управления, права и инновационных технологий), уделивших особое внимание творчеству русских эмигрантов, особенно женщин, и Александра Минчина, отобразившего в прозе образы женщин-эгерий, наделённых властью над мужчинами, а также образу императрицы Екатерины II в современной украинской прозе, в историческом романе и кино. Порадовали выступлениями профессор Гданьского университета Францишек Апанович, соорганизатор чтений, и аспирант университета имени Казимира Великого Патрик Витчак, осветивший образ современной женщины в прозе Натальи Батраковой (Беларусь) и упомянувший при этом творчество Александры Марининой, что вызвало дискуссию… И нельзя было не согласиться со словами Александра Минчина: «В мире нет ничего лучше русской литературы…», подтверждение которым можно было найти в выступлениях Владислава Бахревского, Ольги Касперс (Зальцбург, Австрия) — «Женские образы в повестях Достоевского «Слабое сердце», «Хозяйка»» и Евгения Потупова (Брянск), раскрывшего новые грани творчества Иоанны Мяновска, опираясь на её книги о Б.Зайцеве, В.Сидуре, Д.Рубиной и А.Минчине… Символично, что открылись чтения в день памяти Александра Блока, воспевавшего Прекрасную Даму и Незнакомку, Женщину во всех её ипостасях… В этот же день состоялось открытие выставки графики Любови Юкиной и Наташи Бакович, а также фотовыставки Сергея Борисова, — мастеров, известных в России, а теперь и в Польше.
Успели мы прогуляться по центру Гданьска – улице Длуга, полюбоваться его старинными Воротами: Возвышенными, Золотыми и Зелёными, Ратушей Главного Города, Золотым Домом, Домом Упгагена и Двором Артуса, Королевскими Домами, умыться в фонтане Нептуна (символе Гданьска) и посидеть у фонтанчиков на львах. И посетили один из старинных костёлов – Мариацкий (1343 — 1502) – крупнейший кирпичный храм в мире с 14-ю готическими алтарями, органом и астрономическими часами, которые, кроме времени, показывают даты, знаки зодиака, восходы и заходы солнца. А если забраться на его 78-метровую башню, можно насладиться прекрасными видами тысячелетнего города с портовым краном Журавль и башней Лебедь, а также Королевской часовней и Большим Арсеналом… Вечером, после дружеского ужина в ресторане на реке Мотлава (по которой мимо нас проплыли лебеди с лебедятами), мы прогулялись по проспектам Гданьска, чем-то напоминающими московский Арбат…

Программа чтений, продолжавшаяся в Сопоте с 8 по 14 августа, была насыщенной и интересной. Здесь к нам присоединились: лауреат международных премий, руководитель программы «Мир в Европе» Наталья Стремитина (Вена, Австрия), открывшая первое заседание историческим эссе «Кто защитит женщину?; Магдалена Тужиньска, докторантка Гданьского университета, занимающаяся творчеством Марины Цветаевой, а также Лилиана Калита и доктор философских наук Вита Ствосза. Мне удалось поучаствовать в трёх круглых столах: «Мировая война в зеркале литературы и искусства», «М.Ю.Лермонтов: поэт и художник», «Литературная пресса вчера и сегодня»; выступить с докладом «Любовь – неразумный ребёнок…» («Образ женщины в жизни и творчестве новохристианского поэта С.А.Клычкова») и провести творческий вечер из поэтических циклов разных лет с показом фильма «Дом-музей С.А.Клычкова» (Натальи Двинских) и прослушиванием диска песен на мои стихи в исполнении Любови Андреевой, Юрия Бирюкова, Ольги Штакк, Алексея Прохорова, А.Ходукина, А.Живолута.

Выступая, автор этих строк подчёркивала польские корни рода Клычковых – Сечинских. Фамилия Сечинский происходит от слова «сеча», «сечь» (по одной из версий принадлежит к ряду фамилий, которые указывают на увечья, полученные в ратных подвигах – от слова «сечь» — ранить холодным оружием или подвергнуть телесным наказаниям) и встречается в книге «Весь Петербург» за 1912 год… А писатель Михаил Пришвин, поселившись на квартире у Клычковых в Дубровках осенью 1922 года, называет свой адрес: «Талдом,… хутор Солдатская Сеча…». По свидетельству брата поэта Алексея, в 1919 году отец, мать, братья, сестры Клычкова переменили свою фамилию на Сечинские — фамилию матери отца… Известно, что Сечинские были высланы в Россию после польского восстания в 19-м веке…Сейчас идёт обратный процесс: недаром сын С.А.Клычкова, профессор Георгий Сергеевич Клычков, с 1969 по 1972 год работал заведующим кафедрой русской филологии в Варшавском университете, а прозу Клычкова дважды переводили на польский: в 1928-м Ян Барски (издательство ALFA) и в 1961-м. Последний раз Ирэна Пиотровска перевела роман «Чертухинский балакирь», который подарил талдомскому музею сын поэта. Предисловие к нему написал известный поэт, исследователь русской литературы Северин Полляк (1907-1987). А И.Пиотровска затем переводила на польский самых разных русских авторов: В.Богомолова («Зося»), стихи Окуджавы, фантастику Стругацких и Кира Булычева…

После научных заседаний мы гуляли по городу Сопоту, знаменитому деревянным молом, танцующим домом, галереями и музеями, один из которых, также, как и музей Талдома, располагается в старинном купеческом особняке, построенном в 1904 году, с оригинальными элементами интерьера виллы. Его хозяином был Эрнст Клаашен (1853-1924), сын которого Артур погиб на далёком русском фронте Первой мировой войны в 1915-м году, где сражался и прапорщик Сергей Клычков…
Довелось нам побывать и в Гдыне в гостях у поэтессы, издателя и переводчицы Малгожаты Мархлевской, активно сотрудничающей с русскоязычными поэтами Ниной Гейдэ (Копенгаген, Дания), Натальей Батраковой (Беларусь), россиянами Ольгой Харламовой, Евгением Бачуриным, Галиной Щербовой… И как тут было не вспомнить об аварии НЛО в Гдыне в январе 1959 года, не пройтись по её следам на городском пляже! (Тем паче, что Малгожата подарила всем желающим календарь с видами любимой Гдыни, а среди них — море, пляжи, музеи на кораблях…). Впрочем, аварию НЛО (космического корабля) предсказал в своей фантастической повести «Астронавты» поляк Станислав Лем ещё в 1951-м году… А мне вспомнился фильм «Солярис», снятый режиссёром Андреем Тарковским в год, когда я окончила школу и открыла для себя иные миры, и то, что этот фантастический роман был написан С.Лемом в том же 1959-м …

В воскресенье автор этих строк посетила единственный православный храм в Гданьске – Свято — Николаевский кафедральный собор и мемориал советским воинам, павшим при освобождении Гданьска… Здесь родились стихи их памяти и строки, благодаря реставратору пану Генрику Дебицки, вместе с которым мы зажгли там свечу памяти. «И вместе с Польшей плачу и молчу…» — ведь при освобождении Гданьска погибло около 10 тысяч советских воинов, а город Гданьск (Данциг) стал снова польским городом. Правда, в карте — путеводителе по Гданьску написано следующее: «28 марта 1945 г. Красная Армия заняла город, разрушая исторический Центр города…»…. Кто-то старается перекроить итоги войны, а мы не можем забыть ещё фильм по сценарию Януша Пшимановского в соавторстве с Овидием Горчаковым «Вызываем огонь на себя», и фильм «Майор Вихрь», русские и польские герои которого, жертвуя собственными жизнями, спасли обречённый к взрыву Краков… В школьном музее ТСШ № 3 г.Талдома хранятся документы рядового, химинструктора 71 сд 131 сп Сергея Дмитриевича Симачева, успевшего повоевать около года с января 1944-го: письма, стихи, фото, свидетельство об окончании школы в 1941-м и две благодарности Сталина за отличные боевые действия как участнику боёв за овладение городами Торунь (Торн) — родина Коперника (от 1 февраля 1945года) и Гданьск (Данциг) от 30 марта 1945 года — в день его гибели, которую он предсказал в стихах «На 15 января 1945 года»: «Я не поэт, а просто воин, // Стихов и песен не пишу, // Но как умею, хоть немного, // Я о себе вам расскажу…// В бою, конечно, может и случиться, // Что дома мне родного больше не видать, // Но после миллионы счастливо жить будут и трудиться // И в войну Отечественную павших вспоминать…». Это и о нём ставшие знаменитыми строки песни: «В полях за Вислой сонной // Лежат в земле сырой // Серёжка с Малой Бронной // И Витька с Моховой… // Но помнит мир спасённый, // Мир вечный, мир живой // Серёжку с Малой Бронной // И Витьку с Моховой…» (слова Е.Винокурова, музыка А.Эшпая – оба там воевали). Дай-то Бог, чтобы потомки помнили…

Среди памятных подарков, привезённых мною из Польши, – два пера птицы и еловые шишки, поднятые с земли мемориала павшим в Гданьске советским воинам; чудесные литературно-художественные журналы «Вышгород» (Таллин, Эстония) от главного редактора Людмилы Глушковской; книги с иллюстрациями Максима Наумова и Татьяны Тимкиной – от Марины Карповой, доцента из Вятки, открывшей магический реализм в их художественных работах (особенно – в женских портретах). Как известно, в прозе основателем магического реализма считается писатель Гарсиа Маркес, а его предшественником – Сергей Антонович Клычков… И подарены были талдомчанам новые поэтические сборники: Игоря Елисеева «Стихи сестре», Сергея Телюка «Смешение времён».

Особая благодарность за прекрасную поездку: руководителю делегации и главному организатору Лоле Звонарёвой; россиянке Татьяне Хохловой, нашему Ангелу-хранителю в Польше, сотруднице культурного центра в Гданьске; профессору Монике Жечицки, снабжавшую нас дарами Польши и всей необходимой информацией и обещавшей поискать польских Сечинских (родственников С.А.Клычкова) и многим, многим другим…

С грустью покидали мы гостеприимную нежную Польшу, но с радостью вернулись в родную святую Россию…
… А в душе моей всё звучат щемяще – нежные звуки полонеза Огинского «Прощание с родиной» (неофициального гимна республики Беларусь) как память о моём брате, похороненном на белорусской земле и мечтавшем побывать в Белостоке по следам нашего деда…

Татьяна ХЛЕБЯНКИНА,
заведующая Домом – музеем С.А.Клычкова, член Союза журналистов России, председатель комиссии по литературному наследию С.А.Клычкова при Союзе писателей России