«Я не видал давно Дубравны …»

15p

В ряду наиболее известных музеефицированных усадеб талдомского края: помещичьей усадьбы господ Салтыковых в селе Спас-Угол, купеческой усадьбы Д.И.Волкова в городе Талдоме — особое место занимает ремесленническо-крестьянская усадьба конца XIX — начала XXвека Клычковых – хутор Дубравна или Солдатская сеча.

Усадьба Клычковых в деревне Дубровки – удивительное благодатное место, куда, раз побывав, хочется возвращаться снова и снова… Расположенная на самом севере Подмосковья, всего в ста с небольшим километрах от столицы, она прекрасна в любое время года, потому и воспета в стихах и прозе талантливым новохристианским поэтом Сергеем Антоновичем Клычковым, родившимся на её земле и выпестованном её природой…
На чужбине далёко от родины
Вспоминаю я сад свой и дом,
Там сейчас расцветает смородина
И под окнами птичий содом…
Там над садом луна величавая,
Низко свесившись, смотрится в пруд,-
Где бубенчики желтые плавают
И в осоке русалки живут…

Символично и промыслительно было рождение поэта Сергея Клычкова. Год 1889-й – 90-летие со дня рождения А.С.Пушкина и год смерти нашего земляка писателя-сатирика М.Е.Салтыкова-Щедрина. Тверская и калязинская (а ныне — московская и талдомская) земля, как бы не потерпев такой пустоты, подарила нам ещё одного гения – писателя, защитника мужика, российского крестьянства. Родился С.А.Клычков ровно через 9 месяцев после крушения царского поезда, когда чудом уцелели император Александр III и его семейство, в том числе и будущий царь Николай II, которого всё-таки настигнет злой рок в 1918-м году… Большевики расстреляют его со всей семьёй именно 17 июля – в день рождения С.Клычкова… Самого же поэта они репрессируют – «выведут в расход» в год 100-летия гибели А.С.Пушкина в кошмарном 1937-м, 8 октября, в день памяти духовного покровителя поэта – преподобного Сергия Радонежского… И родился поэт накануне летнего Сергиева дня, потому и назван был Сергеем, что с переводе с латинского означает «высокочтимый». Только в 2000-м году стало известно, что прах поэта упокоился на кладбище при Донском монастыре в Москве, в общей могиле № 1, где захоронены «невостребованные прахи» — останки невинно замученных и расстрелянных жертв политических репрессий 1930-1942 гг. Вечная им память!.. Родственники поэта установили здесь скромную памятную табличку…

Отпущено было Сергею Клычкову всего 48 лет земного срока жизни. За это время вышли десять поэтических сборников, три романа из жизни российского крестьянства (из намеченного девятикнижия «Живот и смерть»), книги переводов: вогульского эпоса «Мадур Ваза – Победитель», часть киргизского эпоса «Манас» — «Алмамбет и Алтынай»; сборник переводов с грузинского, марийского, башкирского «Сараспан», публицистические статьи… Мечтал автор к четверть вековому творческому юбилею выпустить пятитомное собрание сочинений… В то время поэзия и проза Клычкова получила признание и отзывы у таких корифеев литературы и критики, как Львов-Рогачевский, Блок, Гумилёв, Брюсов, Вересаев, Городецкий, Волошин, Г.Иванов, Л.Столица, Мандельштам, Ахматова, Вяч.Полонский, А. Воронский, Н.Клюев, Н.Павлович, М. Горький, Луначарский, Д. Семёновский, а профессор Н.М.Солнцева в наши дни назовёт его предтечей магического реализма, открытого Г. Маркесом… Переводы произведений Клычкова вышли в Польше, Чехии, Италии, Франции… По его творчеству защищено уже более двух десятков диссертаций не только в России, но и на Украине, в Италии (С.Пеллигрино), Франции (М.Никё), выпущена монография в США…

Не зная родины творца, невозможно постигнуть истоки его творчества… Отдавая дань Клычкову, в гостях у него побывали скульптор С.Т. Конёнков, поэты и писатели С.Есенин, Г. Забежинский, П.Орешин, М.Герасимов, В.Казин, В.Кириллов, И.Соколов-Микитов, А.Новиков-Прибой, С.Бутурлин, П.Слётов и многие другие, жил с октября 1922-го года М.Пришвин…
Успел Сергей родить «со звездой» такие чудесные образы и сложить такие «хрустальные песни», что прославили на века его и родные Дубровки:
В багровом полыме осины
Берёзы в золотом зною…
Но стороны своей лосиной
Я первый раз не узнаю…

Недавно деревне Дубровки исполнилось 335 лет. Впервые она упоминается вместе с Талдомом в Кашинской переписной книге в 1677 году, как принадлежавшая архиепископу Симеону, Тверскому и Кашинскому. По преданию, деревня основана выходцами из Сибири — старообрядцами австрийского толка, о чём имеются документы и воспоминания. Многие носили фамилии Клычковых, Голубковых, Каблуковых – их потомки живут в наших краях и поныне… В Дубровках Сергей Клычков жил постоянно с рождения до 1900-го года, затем учёба в Москве, участие в Первой мировой войне, работа в московских издательствах и журналах (тогда он бывал чаще наездами до начала 1930-х гг.). Тут, в творческой светёлке, Сергей Антонович создал немало своих замечательных произведений…

В автобиографии 1926 года поэт отмечал: «языком обязан лесной бабке Авдотье (известной песеннице, без которой ни одна свадьба не обходилась), речистой матке Фекле Алексеевне и нередко мудрому в своих косноязычных построениях отцу моему, Антону Никитичу…, а больше всего нашему полю за околицей и Чертухинскому лесу…».
Была над рекою долина,
В дремучем лесу у села,
Под вечер, сбирая малину,
На ней меня мать родила…
…Ах, верно, с того я и дикий,
С того-то и песни мои —
Как кузов лесной земляники
Меж ягод с игольем хвои…

Семья Клычковых была большой и дружной. Сергей, как старший сын, пестовал младших братьев Алексея и Анания и сестёр Веру и Прасковью… В других автобиографиях начала 1930-х гг. Клычков пишет: «…Лет до 10-11 я прожил… с бабкой Авдотьей Клинихой… изба наша стояла с самого края деревни… крыльцо выходило прямо в болото, шагах в трёх от дорожки стояли высоченные кочки со вздыбленными, как у индейцев на картинках, зелёными волосьями, по вёснам по-за кочкам в янтарных блюдцах придорожных канав очень рано зацветали желтые болотные бубенчики…, а по зимним вечерам…» «… мимо нашей избы ходили в метелицу лоси… Теперь на этом месте совхоз «Первая Пятилетка», болото вспахано трактором, и, если пробежит заяц в первую порошу, то можно в соседнем селе Талдоме заказать благодарственный молебен… за изгородкой нашего сада по другую сторону болота на пашне весной токовало не менее 70 чернышей, теперь они не токуют…».

Сведения о жизни Клычкова в Дубровках можно почерпнуть из его переписки, например, с П.Журовым: «Я живу в деревне, в обществе только что народившихся молодых ягнят…, моей серой яблоневой кобылы…» -2 ноября 1911 г., а через год: «… в деревне здесь: Боже мой, какая, какая тишина… Жалко, что ты не приехал осенью, яблоков было много… мать по базарам ездила и мальчишки прозвали её доброй Фёклой, потому что матка остатки раздавала ребятам…». 7 июля 1927-го года: «… Буду счастлив, если ты выберешь время и приедешь: (обсохло, можно бы пройтись на Дубну и послушать последних соловьёв: приезжай ради Бога)». Обычно в своих письмах Клычков указывал обратный адрес: Станция Талдом, Савёловской ж.д., дер. Дубровки, хутор Дубравна…

Об усадьбе своего земляка и её обитателях тепло вспоминают однодеревенцы, родственники писателя, старожилы…
Первым начал делать свои записи в начале 1970-х годов средний брат поэта Алексей Антонович Сечинский (урождённый Клычков) (1898-1983), пять экземпляров машинописной рукописи которых хранятся в разных местах под названием очерк — воспоминания «О родном крае, поэте-писателе-переводчике Клычкове Сергее Антоновиче». Приведём отрывки из них. Сначала из главы «Наша деревня Дубровки»: «… В деревне Дубровки было 30 домов, с жителями в них около 130 человек. Расположена деревня была на реке Куйменке, впадающей в Дубну. С трёх сторон деревни были узкие полоски, которые засевались рожью, овсом, льном… За рекой Куйменкой были дубровские леса Потапиха, Чертухино, Осинник и леса купцов Колыгина, Землезы, а дальше Малый и Большой или Великий мох со Светлым болотом…».
Второй отрывок — «Наш участок – «болото»».

«В 1915 году в начале лета по просьбе отца дубровские крестьяне выделили нам из общественной земли 11 десятин земли возле нашего дома (наш дом был крайним в деревне) так называемое «болото», которое в действительности отвечало своему названию: кочковатая, низменная, с мелким кустарником земля.
Выделенный нам болотистый низменный участок земли наш отец стал приводить в порядок: между неширокими полосками копал такие красивые канавы, как настоящий землекоп-канавщик, а не кустарь-башмачник.
Этими канавами он осушал почву. Всей семьей, с лопатами и плугом, с лошадью подготовляли почву под картофель, рожь, пшеницу. Наш отец освобождал участок от кочек, которые складывал в штабеля, и, перегнив, эти кочки служили удобрением…

Наш отец на выделенном нам болотистом участке, для осушки его, накопал канав протяженностью около двух километров, которые имели глубину более 70 сантиметров и шириной около метра. Выброшенная земля из канав им разравнивалась и получались полоски шириной около двух метров. Для овощей делал гряды пышные, высокие, с просторной межой…».
Хорошо, когда у крова
Сад цветёт в полдесятины…
Хорошо иметь корову,
Добрую жену и сына…

Третий отрывок из Сечинского «Наш небольшой сад»:
«При входе в наш кирпичный дом росли высоченные три тополя, которые, одевшись в зелёный наряд, делали наш небольшой сад ещё красивее. Кроме этих трёх могучих тополей, по краям сада росли берёзы, осины, клёны, рябина, липа, которые летом своей пышной зеленью дополняли наш небольшой сад. От дома вела дорожка в деревню, всегда посыпанная песком, а по бокам этой дорожки росла пышная, частая белая сирень, посаженная нашим отцом. Против входа в дом была деревянная шестигранная беседка, а над окнами были красиво выполненные из дерева наличники, напоминающие ручную вышивку на концах рушников (полотенец) или кружево. Окружала эту беседку дорожка, ведущая в угол сада, и там у нас была «травяная» беседка, состоящая из сросшихся вверху ветвей жёлтой акации. Эти сросшиеся верхние ветви были хорошей защитой от солнца, а в дождь зелёной природной крышей. От «травяной» беседки дорожка вела на дорожку «ёлочную». Эта дорожка была с обеих сторон обсажена небольшими ёлочками, выкопанными братом Сергеем в 1913 году в лесу купца Землезы… Вдоль «ёлочной» дорожки был небольшой прудик, в котором мы водили не более 10-12 уток и штук 5 гусей. В яблонях стояли пчелиные ульи штук 12, за которыми смотрели летом отец или брат Сергей… В нашем небольшом саду в шестигранной и травяной беседках пили чай, обедали, ужинали, но чай был самым любимым застольем… Наш самовар в тёплые летние дни подогревался возле дома сухими еловыми или сосновыми шишками. Дым от таких шишек был синевато-прозрачным, и вместе с дымом вылетали из самоварной трубы огненные языки. Это зрелище в вечернее время было особо красиво на фоне молочного тумана, который зарождался в нашем угрюмом, непривлекательном болоте и реке Куйменке.

Вверху в синевато-безоблачном небе, усеянном мерцающими звёздами, проносились бекасы с появлением то в вышине, то у самой земли, со своими звуками, похожими на звуки пастушьей трещотки, а в кочковатом болоте, покрытом высокой осокой, то в одном, то в другом месте был слышен дергач (коростель) со своим скрипучим отрывистым кваканьем.

В вечерний час после работы, в пасмурную погоду керосиновая лампа «Молния» и 25-линейная зажигались в беседке с кружевными наличниками над окнами. Эта деревянная беседка была с входной лестницей-площадкой, вышиной от земли метра два. Свет от «Молнии» проникал через окна, сквозь молочный туман, в деревья сада и со стороны реки Куйменки наша беседка казалась каким-то сказочным теремком.

В тёплые летние вечера «Молния» укреплялась на толстом сучке дерева в «травяной» беседке и как бы ни был тих вечер, сук, на котором висела лампа, приходил в незаметное движение от частого перелёта летучей мыши между сучьями, которая гонялась за мошкарой, летевшей на свет лампы.

В этих беседках заканчивался наш трудовой день за чайным столом, с прокручиванием граммофонных пластинок… В летнее время всем членам семьи от малого до большого приходилось много работать в поле, на огороде, в саду. За день устанешь, но бывало достаточно прослушать пластинку с хорошим голосом, вальс или владимирских рожечников, вся усталость спадала.

Кроме этого вся наша семья всегда с большим увлечением слушала брата Сергея, когда он читал купца Калашникова Лермонтова, «Сказку о царе Салтане» — Пушкина, «Нос», «Тарас Бульба» Гоголя и другие. Читал он артистически… Эта задушевная родственность относилась к годам с 1908 до 1916. И будучи в армии (1914-1916), когда Сергей приезжал на 3-4 дня, вечерами было много задушевных разговоров и чтений».
…Стог, как дружка, на поляне,
И бока его в росе,
Звёзды клонятся в тумане,
Скоро выйдут поселяне
И согнутся в полосе!
И, до вечера на жнитве
Не сложа усталых рук,
В громкой песне и молитве
Будут славить дедов плуг!..

Как бы продолжает эти воспоминания сестра поэта Вера Антоновна Клычкова (Судник) (1903-1989), записанные автором в середине 1980-х гг. и впервые опубликованные в газете «Клычковский вестник» под названием «О нашем доме»: «…Мать хозяйка была, она вела всё дело. Родила 13 детей, да только пятерых вырастила, остальные умерли в детстве. Около нашего дома в Дубровках был участок 35 соток земли, 6 соток приходилось на фруктовый сад. Участок наш был окружён без просвета тёсом (типа горбыля). У нас было большое хозяйство – иначе не прокормишься. Держали овец – штук 80, баранов, поросят, 4 коровы, лошадей, кур. Сергей родился в деревянном доме, который потом сгорел. Там раньше мастерская была, башмаки шили, человек 30 работали. Шили в основном женские башмаки, три рубля пара. Дом наш в Дубровках был очень красивый. Я жила в нём и родилась в нём. У нас было 13 комнат. В самом доме на первом этаже находилась кухня, там стояла изразцовая печка, окна выходили в сад. Около моей комнаты – ход наверх, в мансарду, где Сергей писал. Там стояли стол, две этажерки, шкаф книжный, в котором много книг: Достоевский, Куприн (полное собрание сочинений), старое издание Щедрина, Пушкин и другие: Горький, Есенин, Клюев, Орешин, книги Варвары Арбачёвой; там же Сергей жил. Окошечки такие круглые, как в церкви, в стене ниша. Одно время здесь у Сергея жил Пришвин. Терраса была большая на верхотуре – все Дубровки видать…На первом этаже — 6 комнат. На второй этаж вела деревянная лестница. Было две лестницы: парадная и с чёрного входа. На лестнице жёлтые барьеры, перила жёлтые. На втором этаже дома было семь комнат, окрашенных в разные цвета: зала — лимонная, столовая — светло-зелёная, гостиная — тёмно-бордовая и 4 жилых комнаты. В гостиной в буфете стояла посуда Кузнецова и статуэтки Л.Толстого, М.Горького. Стояли венские стулья тёмные дубовые, спинки глухие, резные… Стены были крашены масляной клеевой краской в разный цвет внизу и наверху, у Сергея в комнате – голубоватые. Пол был дощатый, красили его в жёлтый цвет… В гостиной (столовой) пол был под паркет: фигурные квадраты, ромбы, на полу в углах – сетки металлические, чтобы лучше проходил воздух. Потолок красили белой масляной краской – бейкой. Моя комната — жёлтая, зеленоватая… В доме висели иконы: Николай Угодник в серебряном окладе – потом его отдали в церковь, икона Вознесения и другие… На полу в доме лежали шкуры зверей: волчьи, лисьи, зайцев. Егерь делал чучела из зайцев, птиц – они стояли у нас на окнах. Сергей с егерем Иваном Васильевичем (Михайловичем?) и с собакой Альмой охотился, стрелял рябчиков, уток. В парадной, в комнате висели рога лося. На столах лежали суровые дорожки, шторы на окнах — из сурового полотна, кружево широкое понизу, висел ковёр плетёный из тряпок, дорожки домотканые на полу длиной около 10 метров. Возле дома росла сирень, в клумбах гвоздика, розы, астры, георгины – всё время цвели цветы до поздней осени… В Дубровках престольные праздники были Михайлов день, Троицын день. И Сергей в праздники играл в хороводах, песенница Усачёва Паша зазывала его: «Эй, Сергей, давай к нам»… Он был весёлым, любил шутить, но мог быть и серьёзным. Глаза у него, как васильки, голубые, волосы черные, походил на мать… Наша бабушка была песенницей. И Сергей был музыкален, хорошо играл на балалайке, фисгармонии, гармони, мандолине (у нас дома имелись эти инструменты), пел романсы на стихи Пушкина: «На лёгком самостреле…». У нас дома стоял граммофон с зелёной трубой, и часто по вечерам мы слушали музыку Глинки, пение Шаляпина… У нас была площадка для крокета…

Сергея два года возили на лошади в Талдом – там он учил детей купца Волкова. Многие знаменитости ходили к нам в Дубровки, бывали Кузнецов и поэт Василий Казин… Приезжал в гости художник Николай Беляев – рисовал портрет нашей матери. И Коненков не один раз жил у нас… Помню, приезжали из Талдома врач Николай Александрович Жардецкий, Павлов Николай Осипович, Киселёв Николай Николаевич. Он преподавал физику до 30-х годов в школе — девятилетке рядом с музеем. Сергей подарил ему книгу «Сахарный немец». Он дружил с Сергеем в 1927-1930 гг., тоже что-то писал. Я уехала из Дубровок в 1924-27 годах. Приезжала, конечно. Вышла замуж в 27 лет. Отец дал в приданое из Дубровок зеркало с тумбочкой, буфет дубовый и стол, часы немецкой фирмы «Мозер»…». В гостях у Клычкова бывал Клюев в Москве в Доме Герцена. Свирского жена писала роман о С.Клычкове, была в заключении…».
У нас в округе все подряд,
Зубами расправляя кожу,
Цветные туфли мастерят /
Для лёгких и лукавых ножек…

Есть воспоминания о Клычкове и его ближайшего окружения… Летом 1986-го удалось получить в дар музею от инокини Марии — О.Н.Вышеславцевой (1898-1995) портрет С.А.Клычкова работы её мужа, известного художника и искусствоведа Н.Н.Вышеславцева (1890-1952). По воспоминаниям вдовы, портрет (автолитография) был написан на родине поэта в Дубровках, на нём имеется дата: «весна 1927г.».

Особо ценными представляются воспоминания об усадьбе Клычковых, а также описание местности и мест от Дубровок до реки Дубны по лесным дорогам, план-схема прилегающей территории к Дому-музею С.А.Клычкова, описание забора усадьбы Клычковых, составленные старожилом деревни Дубровки Константином Алексеевичем Голубковым (1920 — 1998), потомком староверов, строителем, участником двух войн (Финской и ВОВ): «… При увеличении достатка и численности семьи А.Н.Клычков решил строить дом… кирпичный. Строительный материал – кирпич — решил заготавливать своими силами. Для этого нарядил бригаду и в лесу, около Маленького мха, отыскал месторождение глины, копал её, делал тесто, наполнял формы и обжигал в самодельных печах с обсушкой на солнце. Одновременно заготавливался лес: покупал его на корню у лесовладельца Землезы… Дом строился несколько лет… На 1-м этаже стояли буржуйки, на 2-м этаже печи обогревались плохо, поэтому зимой и в дождливую погоду было холодно и сыро…». Интересно описание и рабочего кабинета поэта: «Была задумана и осуществлена надстройка третьего этажа. Там были две комнаты, одна-рабочий кабинет, другая как гостиная… Из окон комнат надстройки (окна выходили на юг и запад) открывался чарующий вид недалёкого леса – в первую очередь «Чертухина», начинающегося прямо за речкой Куйменкой, которая протекала вблизи луга перед домом. Виделся кустарник, где обитала всякая дичь; «полдни», где собиралось дубровское стадо коров для обеденной дойки; очаровательные ночные пастьбы лошадей. Всё это вдохновляло Сергея Антоновича… И недаром он до рассвета засиживался в своём кабинете. В двух окнах, выходящих на Дубровки, на север, светился огонёк (об этом рассказывал Николай Андреевич Каблуков, 1922 года рождения, ветеран войны. Дом его родителей находился за летней верандой Клычковых)». Сам Клычков любовно называл свой рабочий кабинет «голубятней» и действительно, рядом на крыше жили там голуби… Не отсюда ли родились поэтические строчки в праздник Вознесения, когда автор пишет: «…Видел голубочка я //Али даже двух!..». Интересная архитектура творческой светёлки поэта (полукруглая форма двух окон, полукруглые ниши в стене, как бы приспособленные под иконы) позволила нам предположить, что, возможно, здесь первоначально могла размещаться старообрядческая молельня…

«Цветочных клумб как таковых не было, но сестра Сергея Антоновича Вера Антоновна всё же старалась как-то вести цветочное хозяйство: у главного парадного входа в дом были две цветочные грядки, и высаживались на них в основном ромашки. Цветущие яблони, рябина, калина, ромашки и т.д. очень украшали весной территорию вокруг дома, к ухоженной дорожке от ворот к главному входу дома»- вспоминает К.А.Голубков.

Из рассказа Клавдии Яковлевны Брызгаловой, который записала журналист Л.А.Соболева: «Всю семью Клычковых я знала хорошо. Жили мы через дом от них в небольшой избёнке. Я дружила с младшей сестрой Сергея Антоновича – Пашей… Хорошо помню красивую беседку в саду, а рядом -деревянные качели. На противоположных концах качелей были сиденья, а посередине – решётка… Помню, что беседка была как бы двухэтажная. Под её полом прятали на зиму ульи. А летом там стояла бочка с мёдом… Вокруг беседки у забора было много яблонь. Весной и осенью сад был очень нарядный…».
Деревня прежняя: Дубровки,
Отцовский хутор, палисад,
За палисадом, как в обновки,
Под осень вырядился сад…

Землячка А.Морозова добавляет свои воспоминания: «… Мы жили посреди деревни. Мой отец был Маковеев Матвей Филиппович… Мне помнится, что в дом Клычковых вели фигурные ворота, аллея была из сирени. Весной цвели яблони и цветы золотой шар. Напротив дома была красивая беседка с цветными стёклами…».
Не знаю, друг, с тоски ли, лени
Я о любви не говорю:
Я лучше окна растворю —
Как хорошо кусты сирени
Чадят в дождливую зарю!..

На территории усадьбы Клычковых располагался пруд и целый комплекс хозпостроек: конюшня, коровник, овчарня, хозяйственный или дровяной сарай, три колодца (одним местные жители пользуются и поныне), пожарный сарай с кузницей. По линии матери Фёклы Алексеевны были предки Кузнецовы, отец её был кузнецом, недаром поэт посвятил этой профессии своё стихотворение «Моя кузница»:
Вьётся искр калёный ворох,
Чёрный, красный хоровод.
Я кую в глубоких норах,
Где земли сомкнулся свод…
Я земные брони-горы
Плавлю в огненной печи:
Миру я кую запоры,
Для себя кую ключи.

Кузница располагалась неподалёку от пруда, в центре которого красовался островок, где стояли лавочки… К югу до речки Куйменки находились сенокосные луга, к западу — посевное поле и рощица, на краю которой было небольшое кладбище. По воспоминаниям старожилов, здесь захоронены дети Клычковых, умершие во младенчестве, а всего родилось 13 детей.

Много интересных сведений по истории д. Дубровки и семьи Клычковых сообщили два троюродных брата: Виталий Алексеевич Клычков (1910-1991) и Валентин Алексеевич Клычков (1914-1990) (впервые записанные журналистом, краеведом В.П.Саватеевым (22.01.1939- 01.02.1990). Валентин Клычков впоследствии вместе с сыном Алексеем участвовали как архитекторы в восстановлении дома Клычковых, под их руководством был изготовлен проект его реконструкции, генплан благоустройства прилегающей территории. Кроме того, он подарил нашему музею картину «Токующий глухарь» (написанную им в 1927-м году по заказу поэта) – образ птицы-песни, которую так же, как песню поэта, может внезапно прервать выстрел из дробовика.

Виталий Алексеевич Клычков сохранил для потомков многие материалы, связанные с историей деревни Дубровки и рода Клычковых, уникальную фотографию семьи Клычковых с работниками башмачной мастерской начала ХХ века. Прах обоих братьев покоится, по их завещанию, на родине, на сельском кладбище у храма Казанской Божьей Матери в с.Зятьково.
Автором были записаны 16 мая 1992 года воспоминания Екатерины Арсеньевны Курочкиной, 1914 года рождения, которая служила няней у Клычковых с 8 лет: «…Бывало, мёд Клычковы вынимали, все идут с блюдечками, всех кормят, всю деревню угощали… Мёд ели как воду пили… Внизу (на первом этаже дома) жили родители, вверх был ход… Люди были очень хорошие, отзывчивые, сейчас таких нет… Антон Никитич – золотой мужик… Шили пинетки – детскую маленькую обувь…Приезжали купцы, забирали пинетки… Лошадь была, коз держали…Большая комната с окнами наверху была у Сергея Клычкова на третьем этаже, звали «голубятник». Как он приезжал, давал ключ, я иду в комнату, полы намою, уберусь. Стены в комнате были зелёные, до половины накрашены. Ленту привезёт мне из Москвы в подарок то красную, то розовую… Сергей Антонович очень культурный был, никогда не выругается, не накричит… Приезжал сюда на лето, и зимой работать, всё время в саду, на пруду… Как жена приедет – идут гулять в парк, везде лавочки – красота! А какие беседки были… Пруд очень красивый… Плот около самой реки, на нём Сергей Антонович катался… У отца Сергея Клычкова был завод, где мы за ягодами ходили на Бельское, там кирпич делали, своими руками и дом делали… Клычковы хоронили на своём кладбище (у пруда) родных…

Мы с родителями приехали в 1923-м году из Калининской области… Потом жили в доме Клычковых после раскулачивания внизу, где они шили: там была спальня, столовая… Родные – Каракина Нюра, жена моего племянника, в Дубровках живёт… Я сына Володю крестила в «столоверской» церкви в 1936-м году, церковь стояла, где сейчас памятник Зине Голицыной».
Из имеющихся документов видно, что дом у Клычковых пытались несколько раз отобрать местные власти, его родителей лишить избирательных прав, семью раскулачить (несмотря на то, что, по воспоминаниям, у них была охранная грамота от самого М.И.Калинина и в их защиту выступали Горький и Троцкий).

И вот по доверенности совладельцев дома, предположительно после 24 марта 1930 года, Сергей Клычков пишет заявление с просьбой разрешить продать дом, «скорее передать» совхозу Пятилетка «ввиду незначительной суммы, которую мы за него получаем». Свои страдания при расставании с родиной поэт выразил в цикле «Заклятие смерти», который открывается стихотворением:
«Не спится мне перед отъездом,
Не спит и тополь у окон:
Давно он всё прочел по звездам,
Чего не знает он?..
По саду бегает русалка,
И листья падают с осин,
И облака плывут вразвалку
С поминок на помин.
И свет висит на частоколе,
Бери хоть в руки этот свет…
И вот: судьбы моей и доли
И не было и нет!
Но не страшна мне злая участь
И жалко не убогий кров:
Мне жаль узорность снов, певучесть
И лад привычный слов!
Я жив не о едином хлебе
И с лёгким сердцем бы прилёг
Под куст, когда б пошёл мой жребий,
Мой мирный жребий впрок!
Но знаю я: с такой любовью
Никто, к околице припав,
Не соберёт к себе в кошёвье
Следов русалки с трав!

Клычковы вынуждены были покинуть дом и переехать в Москву… К сожалению, почти не сохранились иконы, бывшие в доме… Чудом уцелела только небольшая иконка Божьей Матери «Троеручица», воспетая поэтом в двух стихотворениях: «Образ Троеручицы» и «Вся в тумане, в дремоте околица».

Но настало время и вскоре после реабилитации С.А.Клычкова в 1956-м году трудами земляков поэта, родственников, неравнодушных литераторов, ближайшего окружения С.А.Клычкова, друзей музея и его сотрудников понемногу начало возвращаться сначала творчество поэта в новых изданиях книг, затем создаваться выставки, собираться экспонаты, проходить вечера и праздники, Клычковские конференции…

Благодаря содействию местной и областной администрации, РХТУ им. Д.И.Менделеева, Московского областного общества книголюбов, производственного бюро по охране и реставрации памятников культуры Московской области, ВООПиК, РНИИ культурного и природного наследия им.Д.С.Лихачёва, ландшафтного архитектора МНИИПОКОС Н.А.Филипповой удалось провести ремонтно-реставрационные работы, составить паспорта и поставить под охрану усадьбу Клычковых и дом Клычковых в ноябре 1992 года, а затем получить статус памятника регионального значения вскоре после открытия Дома-музея С.А.Клычкова 19 июля 1992 года… В заключениях специалистов подчёркивается уникальность усадьбы Клычковых как единственной сохранившейся в Подмосковье ремесленническо-крестьянской усадьбы и одной из немногих подобных в России
Работы по реконструкции дома Клычковых велись под руководством центра прикладных научно-технических разработок «МОДЕМ» г. Дубна на основании заключенного с МХТИ им. Д.И.Менделеева договора в июле 1989 года. В рабочем проекте реконструкции дома «фундамент» указано, что были выполнены инженерно-геологические изыскания территории под застройку 3-х этажного здания музея, из которых следует: «в геоморфологическом отношении территория… находится в области московского оледенения, в районе плоской, слегка волнистой, слаборасчленной озерно-ледниковой Верхне — Волжской низины… Глубина сезонного промерзания – 1,6 метра. В геологическом строении принимали участие современные техногенные отложения, верхнечетвертичные и современные озерно-болотные отложения нерасчленные среднечетвертичные ледниковые отложения московской морены, которые представлены: а) песками серыми пылеватыми…; б) суглинками от серых до черных…, часто оторфованными; в) прослоями глин мощностью от 0,3 м до 1,1 м – темно-серых и черных мягкопластичных и полутвердых… На изучаемой территории наблюдается 1 водоносный горизонт, приуроченный к озерно-болотным отложениям, водовмещающими породами являются прослои песков в суглинках и пески пылеватые… По химическому составу воды гидрокарбонатно-кальциево-магниевые с минерализацией 0,5 г/л…».

В паспорте на дом Клычковых отмечено, что его построил при жизни поэта отец в конце 19 века, а около 1910 года к нему пристроили третий этаж и он принял окончательный вид. Характер кладки и декора имеет элементы эклектики и модерна русских городов. В строительстве принимали участие кашинские мастера. Зальные помещения 1-го этажа занимала башмачная мастерская, 2-й и 3-й этаж – жильё. Здание кирпичное… с каменным крыльцом. Декор фасадов: карнизы, пилястры, арочные перемычки окон, крыльцо декорировано в характере церковных построек. Вальмовая кровля, ограждённая коваными решётками. Интерьеры амфиладного характера имели лепнину на потолках, изразцовые печи (не сохранились).

В паспорте на усадьба Клычковых отмечено, что она занимала участок, близкий по форме к правильному прямоугольнику, была обнесена оградой. Северную половину владения занимал фруктовый сад, разделённый поперечной аллеей на две части. Посередине аллеи стояла двухъярусная остеклённая беседка. Пруд имел более правильную, чем сейчас, прямоугольную форму с островом в центре, соединённом с обоими берегами мостиками.На южном берегу пруда стояла беседка. Вдоль восточного берега пруда была аллея из ёлок, посаженных С.А.Клычковым. К югу от главного дома находился огород, а юго-восточную часть усадьбы занимали посадки смородины и крыжовника, а также хозяйственный двор. В юго-западном углу участка располагался скотный двор. Территорию усадьбы пересекали ирригационные канавки. Помимо главного входа с железными воротами, примерно соответствующего нынешнему, был хозяйственный выход с западной стороны. Территория угодий, располагавшихся к югу, востоку и западу от усадьбы, по границе была обнесена канавкой и обсажена тополями. К югу до реки Куйменки находились сенокосные луга, к западу – посевное поле и рощица, на краю которой было небольшое кладбище (составитель искусствовед Г.К.Смирнов), ноябрь 1992 года. На основании постановления Правительства Московской области от 15.03.2002 г., № 84/12 дом Клычковых (здание музея) и усадьба Клычковых являются памятниками истории и культуры регионального значения.

В 1992 году было разработано положение о государственном природном заказнике «Дубравна» (находящемся на расстоянии 1 км от д. Дубровки), где впервые на научном уровне профессором В.А.Зубакиным описывались флора и фауна окрестностей д. Дубровки, нуждающаяся в срочной защите: «Наиболее ценный с научной и природоохранной точек зрения участок – кварталы №№ 58, 59,65, 66 (446 га), в которых расположены старые торфяные карьеры, зарастающие тростником и сфагновыми сплавинами (Власовское болото). Окна чистой воды и сплавины перемежаются с сухими гривками, заросшими ивняком, невысокими берёзами и сосенками. По берегам карьеров – сырой березняк и ольшаник, который переходит в смешанный лес. В заболоченных местах – багульник, подбел, морошка (редкий и охраняемый вид в Московской области). На зарастающих карьерах гнездятся сизые чайки…, редкие для Московской области виды куликов (…большой улит), дроздовые камышевки и другие редкие виды птиц; отмечены серый журавль, осоед. На территории объекта обитают кряква, шилохвость и иные ценные охотничье-промысловые птицы. Одно из немногих в области мест массового обитания гадюки обыкновенной…».

Позже эта работа была продолжена при создании по инициативе сотрудников ДМК совместно с экоцентром «Журавлиная родина» Музея Журавля – открыт 22 апреля 1996 года (на грант, полученный от фонда «ИСАР»)… Недаром последний сборник С.Клычкова назывался «В гостях у журавлей». Проводились фольклорные и этнографические экспедиции… Выпущена книга «Журавлиная родина. Очерки о природе и людях».
Часть материалов нашла отражение в защищённой автором на «отлично» на кафедре музейного дела АПРИКТа дипломной работе «История создания и перспективы развития Дома-музея С.А.Клычкова» в апреле 1996 года (руководитель А.К.Ломунова, положительные отзывы профессора Ч.Г.Гусейнова, к.и.н. Е.К.Дмитриевой), которая опубликована в сборнике по итогам научной конференции «Провинциальный музей – век культурного созидания», проходившей в Угличе в мае 2002 года.

Впервые с августа 2007 года в окрестностях усадьбы Клычковых начала действовать эколого-литературная тропа «В гостях у чертухинского балакиря», где: «Грибы садятся у дороги, // По пояс зарываясь в мох…». Сергей Клычков был одним из первых, кто выступил в защиту родной природы в начале ХХ века, ему свойственно пантеистическое восприятие мира. Недаром многие клычковские герои связаны с природой: леший Антютик рождается, когда в столетний пень ударяет молния; есть и лешиха; лесная и водяная царевна, «дочь зари – Дубравна»; Лада – богиня весны, покровительница брака и любви; её сестра Купава – богиня лета, трав; жар – птица — «золотые гнёзда вьёт»; сказочный Лель – бог Любви, который «цветами всё поле украсил»; водяниха и водяной, русалки, «болотные пугала», шишига (также – «лешенка»)… Да и сам Клычков называет себя «лесовик»… Не случайно у отца Клычкова и у него самого было прозвище «Лешенков». Поэт мечтал о том, что «самым торжественным, самым прекрасным праздником при социализме будет праздник… древонасаждения! Праздник Любви и Труда! Любовь к зверю, птице и… человеку! Если мы разучились, так природа сама научит нас и беречь её, и любить, ибо лгать в ней трудно, а разбойничать преступно, также, как и в искусстве!..»
О, если бы вы знали слово
От вышины и глубины,
Вы не коснулись бы покрова
Лесной волшебницы – Дубны…

Нуждается в пристальном изучении и видовой состав растительности территории усадьбы Клычковых. Разработаны экскурсии по усадьбе Клычковых по временам года, ежегодно проходит литературный праздник «Сенокос в Дубровках». Готовится новая интерактивная экскурсия по усадьбе Клычковых и её окрестностям с чаепитием, участием в сенокосе и сборе лекарственных трав. По воспоминаниям родных, любимыми цветами поэта Клычкова были васильки… А в своих произведениях поэт часто упоминает и деревья, и травы: «берёзка кажется Дубравною…», «Лада к ивушке присела…», «тёмен ельник и высок», «дуб зелёный у порога», «верба шапку ниже клонит», «а в бору пылают клёны», «в тёмных липах постою», «дева-дерево сосна», «пахнет мятой и дремою», «ещё пылает мак, как пламя…», «месяц пал на ковыли», «раздвигаю рукой камыши», «колокольчики-ключи», «и прорастёт крапивой жгучей», «свисли уши, как лопух», «в мягком мху меж морошкою», «за пологом пророс подснежник»… Кажется, сам Клычков – неотъемлемая часть природы:
В очах – далёкие края,
В руках моих – берёзка.
Садятся птицы на меня,
И зверь мне брат и тёзка…

Летом 2005 года специалистами РНИИ К и ПН были разработаны предложения по развитию Дома-музея С.А.Клычкова, в которых отмечено, что «усадьба Клычковых является очень интересным типологическим усадебным объектом, мемориальным памятником, а также комплексным объектом культурного и природного наследия. Она имеет высокий культурный потенциал. Этот усадебный комплекс может стать одной из основных точек культурного притяжения как посетителей Талдома, так и севера Московской области в целом, интересным туристическим объектом, а также сыграть важную роль в социальном и экономическом развитии Талдомского района».

В настоящее время усадьба Клычковых включена в перечень перспективных территорий для образования мемориальных музеев-усадеб и музеев-заповедников в РФ и Московской области.

К сожалению, Дом-музей С.А.Клычкова уже шесть лет закрыт для посетителей с 24 апреля 2007 года в связи с необходимостью проведения ремонтно-реставрационных работ и предаварийным состоянием.

Фонд ДМК насчитывает около 1 000 экспонатов, среди которых мебель семьи Клычковых, предметы быта, книги из личной библиотеки поэта, автографы Клычкова (поэма «Садко», отрывок из поэмы «Мадур Ваза- Победитель», стихотворения «Дубравна», «Сад», «Утро», «Пригрезился, быть может, водяной…», «Не гадай о светлом чуде…», «Когда вглядишься в эти зданья…» и др., почтовые карточки (открытки) С.Клычкова, почти все прижизненные издания книг С.Клычкова, журналы с его публикациями «Новый мир», «Красная новь», «Октябрь» и др., издания его книг за рубежом, уникальный альбом семьи Клычковых (1932-1941 гг.), документы и многое другое, фотографии и слайд — фильмы фотохудожника ГЛМ В.С.Молчанова, работы художников и скульпторов и многое другое…
Поэты не умирают, Поэты уходят в небо…

Татьяна ХЛЕБЯНКИНА,
заведующая Домом-музеем С.А.Клычкова